четверг, 28 июля 2011 г.

Фрейлина и адъютант


Мы шли по Риму. Вдруг на рекламном щите, установленном на Площади Венеции, где возвышается белоснежный торт-дворец, с трибуны которого любил выступать Муссолини, я увидел очень знакомое лицо.
- Смотри, да это же это Гигуша Эристави, - в шутку заметил я жене, указав на постер портрета кисти знаменитой Тамары де Лемпики. – Давай зайдем.
"Портрет принца Эристова" кисти Тамары де Лемпики


Мы купили билет и отправились на выставку де Лемпики, рекламой которой, собственно, и были развешенные по городу постеры.
Широкому зрителю имя Тамары де Лемпики (или - Лемпицки, как ее иногда называют), может быть, и не очень известно. Но сегодня портреты ее работы на престижных мировых аукционах оцениваются в несколько миллионов долларов. Так, на недавнем Сотбис «не у дел» оказались полотна Пикассо, а де Лемпика была распродана в считанные минуты.
Критики сравнивают ее манеру письма с Рафаэлем (а что, можно сравнить, как гениальный итальянец писал облачения своих героев). Работы Тамары находятся преимущественно в частных коллекциях. На римской выставке под иными картинами были подписи «Из частной коллекции Джека Николсона» или «Из частной коллекции Барбары Стрейзанд».
Под портретом человека, которого я издали принял за  Гигушу Эристави, мужа легендарной Мери Шарвашидзе, мелкими буквами тоже было написано: «Из частной коллекции». А чуть крупнее – «Портрет принца Эристова».
Так вот оно что! Это действительно оказался портрет князя Эристави, флигель-адъютанта последнего российского императора. Работа была датировна 1927 году. А в Париже фамилии всех эмигрантов звучали на русский манер.

В центре Николай Второй и князь Георгий Эристави

Георгий, или Гигуша, как его все называли, был героем моей книги «Цена чести. Истории грузинских мужей», которую я сдал в набор аккурат за несколько дней до поездки в Италию. И, конечно же, меньше всего ожидал, что встречу его изображение на римской улице. Да еще в исполнении знаменитой Тамары де Лемпики.
Родившаяся в Петербурге и жившая затем в Европе и Америке художница рисовала, как правило, весьма знатных особ. Так, одной из самых известных ее моделей был великий князь Гавриил. Тоже, между прочим, связанный с Грузией. Его родная сестра, великая княжна Татьяна, была женой князя Константина Багратиони-Мухранского. Когда грузинский князь погиб на фронте во время Первой мировой, Татьяна и Гавриил приезжали в Тифлис на похороны и следовали за гробом Багратиони-Мухранского до самого Светицховели во Мцхете.

 Великий князь Гавриил

Судьбе Татьяны Романовой я обязательно посвящу отдельный рассказ. А пока продолжу историю князя князя Эристави.
Гигуша был одним из самых доверенных адъютантов Государя. Эристави - один из немногих - проводил время с наследником престола цесаревичем Алексеем, когда у его августейшего родителя были назначены аудиенции с первыми сановниками империи.  

Князь Георгий Эристави и цесаревич Алексей

Грузинский князь также сопровождал в Царское Село графиню Нину Зарнекау, которую царская семья приглашала по вечерам, чтобы «пообщаться с духами». Зарнекау славилась своими способностями «вертеть тарелочку».
После большевисткого переворота 1917 года Гигуша вернулся в Грузию, которая переживала благословенные времена независимости. Спустя два года в Кутаиси состоялось венчание князя Эристави и княжны Мери Шарвашидзе. Молодые люди были знакомы по Петербургу, где оба несли службу во дворце. Мери была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, супруги Николая Второго.


Мери Шарвашидзе

Настоящей «звездой», говоря сегодняшним языком, в этой паре была, конечно же, Мери Шарвашидзе. Первая популярность пришла к ней в Петербурге, где ее портреты печатал популярный журнал «Столица и усадьба». А окончательную славу красавицы из красавиц ей подарил великий поэт Галактион Табидзе, посвятивший княгине стихотворение «Мери».
Тогда же в Тифлисе знаменитый  художник Савелий Сорин создал одно из своих самых выдающихся полотен - портрет Мери Шарвашидзе. Живописец был настолько впечатлен и обликом, и нравом Мери, что потом каждый раз говорил своим будущим моделям: «Почему вы так себя ведете? Воображаете себя Мери Шарвашидзе- Эристовой? Так знайте, что второй такой в мире не существует».
Портрет Мери Савелий Сорин забрал с собой в эмиграцию, когда был вынужден покинуть Грузию, земли которой вот-вот собирались коснуться сапоги коммунистов. Его вдова, доживавшая свой век в Монте-Карло, первоначально собиралась передать полотно Грузии, но в последний момент передумала. И картина, согласно ее завещанию, перешла в собственность семьи принцев Монако Ренье.


Портрет Мери Шарвашидзе кисти Савелия Сорина

Рассказывали, что портрет Мери Шарвашидзе висел в спальне принцессы Грейс Келли. По утрам принцесса первым делом смотрела на изображение грузинской красавицы, и только потом обращала свой взор в сторону зеркала. И, таким образом, составляла впечатление о том, как она выглядит сегодня.
Мери почти на сорок лет пережила Гигушу Эристави и умерла в 1986 году. Похоронена чета Шарвашидзе-Эристави на кладбище Сен –Женевьев-де-Буа под Парижем.


Мери Шарвашидзе

А портреты этой красивой пары живут и поныне.
Как бы хотелось, чтобы полотна Тамары де Лемпики и Савелия Сорина в один из дней добрались и до Грузии...

Комментариев нет:

Отправить комментарий