четверг, 28 июля 2011 г.

Три билета на "Титаник"


За окном уже темнело и пора было прощаться. Если совсем честно, я ожидал от этой встречи большего. Как мне рекламировали эту даму: актриса; именитые поклонники; ясная, несмотря на возраст (без одного года девяносто лет), память; квартира в доме, сплошь увешанном мемориальными досками и, соответственно, знаменитые соседи. Но рассказать моей новой знакомой, как оказалось, было совсем нечего. Милая, приятная, красивая жизнь, но не больше.
И только когда я уже собирался уходить, она достала пухлый фотоальбом в вытертой от времени кожаной обложке. Спешить мне было некуда. Да и, в конце концов, не настолько же я неблагодарный, чтобы не уважить еще минутой своего внимания человека, накрывшего ради меня стол и три часа вспоминавшего о том, как ее носили на руках.
«Поверьте, вы не пожалеете, если выслушаете еще одну историю», - сказала хозяйка дома. Я кивнул, сделав вид, что нисколько в этом не сомневаюсь.
Достав из альбома фотографию молодой девушки, женщина начала свой рассказ...
 В начале ХХ века в Тифлисе гостил ирландский поэт Джеймс О' Лири, которого привлекла в Грузию легенда о будто бы сказочно прекрасных местных женщинах. Друзьям ирландец в шутку даже пообещал привезти из Тифлиса жену.
Зайдя однажды в книжный магазин купца Меравеладзе, О’Лири был потрясен красотой одной из покупательниц. «Кто это?» - спросил он хозяина. Тот ответил, что понравившаяся иностранцу девушка - Сопо Метревели, которая иногда заходит в его лавку. Но чем она занимается и где живет, он не знал.
О'Лири стал каждый день приходить в книжный магазин в надежде снова увидеть Сопо. Однако она долго не появлялась там. Но ирландец времени не терял и успел узнать, что его избранница - большая поклонница оперного певца Вано Сараджишвили, фотографию которого даже носит в специальном медальоне.
Сараджишвили в те годы был фантастически популярен у молодых девушек. С придыханием о нем говорили, что он «стройный и горячий, как молодой арабский конь». Соперничать с Вано было нелегко, но влюбленный мужчина не собирался сдаваться.
Разузнав в конце концов домашний адрес девушки, ирландец явился к ней домой и прямо заявил ее отцу, что влюблен в Сопо и просит у него руки дочери. Старик Метревели ответил, что не против зятя- иностранца, но решать предстоит самой Сопо. Та же, услышав предложение незнакомца, категорически отказалась связывать себя узами брака, потому что должна хранить верность Сараджишвили.
Словно по заказу, в это время певец отправился на длительные гастроли в Италию. В 1906 году в Милане Сараджишвили совершенствовал свое оперное мастерство, а спустя два года состоялся его дебют в Ла-Скала. Его долгим отсутствием и воспользовался О' Лири, распустив по городу слух, что в Италии Сараджишвили женился и даже завел детей.
Через год, когда горечь от потери обожаемого человека стала меньше, Сопо Метревели согласилась стать женой О' Лири. Только поставила одно условие - их дети будут носить ее фамилию. Поэт был согласен на все, только бы любимая женщина была с ним.
После свадьбы молодые отправились в Ирландию, где у них родилось двое сыновей. Получивших, как и было договорено, фамилию Метревели. А вскоре после рождения младшего сына Сопо узнала из писем отца, что Вано Сараджишвили вернулся из-за границы в Тифлис. И что никакой жены и детей у него не было и нет.
Женщина стала уговаривать мужа съездить хотя бы на несколько дней в Грузию. Но тот категорически отказывался, так как боялся, что после возможной встречи Сопо и Сараджишвили у них может начаться роман. Чтобы избавиться от опасного соперника, чей образ вновь поселился в душе Сопо, О’Лири предложил жене покинуть Европу и перебраться в Америку.
Но та, услышав об идее мужа, так расстроилась, что даже заболела. Причем так серьезно, что оказалась в больнице. О'Лири дожидаться ее выздоровления не стал. Тем более, что ему удалось достать всего три билета на суперсовременный корабль, который должен был доставить его с сыновьями на другую сторону Атлантики. Поэт хотел первым приехать в новую страну и все подготовить к приезду жены.
Увидеть Америку ему было не суждено: пароход, путешествию на котором он так радовался, назывался «Титаник». Их плавание продолжалось всего четыре ночи - 11 апреля 1912 года «Титаник» забрал своих пассажиров в ирландском Квинстауне, а в два часа ночи 15 апреля все было кончено.
Когда произошло столкновение с айсбергом, О'Лири находился на палубе рядом с рубкой радиста. И стал, наверное, первым человеком в мире, который услышал сигнал с просьбой о помощи «SOS». Именно на «Титанике» было решено использовать это оповещение о бедствии вместо замысловатого CDQ, дабы любой, даже самый слабый радист, смог понять сообщение.  О'Лири мгновенно сориентировался в происходящем и сумел посадить своих мальчиков в спасательную шлюпку. Сам же остался на корабле и погиб.
А сыновья выжили. Вместе с другими уцелевшими их подобрал пароход «Карпатия», который и доставил путешественников в Нью-Йорк. Потерпевших кораблекрушение встречало более 30 тысяч человек: просто любопытных и родственников, которые до последнего надеялись, что именно их член семьи остался в живых. Однако по мере того, как пассажиры спускались по трапу корабля, количество рыдающих на берегу возрастало.
Метревели были едва ли не единственными, кого в Америке никто не ждал. Так как они были еще очень малы, мальчики не могли объяснить, где находится их мать. Сама Сопо о судьбе своих детей узнала из газет. Крушение «Титаника» стало мировой сенсацией и почти все газеты поспешили опубликовать имена погибших и тех, кому удалось спастись. Среди счастливчиков значились и «двое грузин Метревели».
Через два месяца после трагедии Сопо, наконец, увиделась с детьми. Однако в Грузию так и не вернулась. В память о муже женщина осталась в Ирландии. Сыновьям она дала фамилию отца, а себе взяла двойную и стала Метревели-О’Лири...
Заметив, что история произвела на меня впечатление, моя собеседница протянула мне фотографию героини ее рассказа: «Карточку Сопо в Тифлис привез Вано Сараджишвили. Он познакомился с миссис Метревели-ОЛири в Дублине, где давал концерт. За кулисы к нему пришли двое юношей, которые сказали, что их мать – давняя поклонница певца. Вано согласился на следующий день навестить дом Сопо. Красота женщины настолько поразила певца, что он попросил в подарок ее фотографию.
После смерти Сараджишвили его семейный фотоальбом достался моей матери, которая была дружна с Вано. Вот так карточка Сопо оказалась у меня. А теперь я хочу подарить ее вам. Может, что-нибудь потом напишете. Не обо мне, так о Сопо. Вы же не обидите мне отказом?...

Комментариев нет:

Отправить комментарий