пятница, 28 октября 2011 г.

Джарджи - сын Баланчивадзе, племянник Баланчина


Я позвонил ему в конце июня, хотел пригласить на презентацию книги "Цена чести", одна из глав которой посвящена семье Баланчивадзе - его отцу Андрею и дяде Георгию, великому Жоржу Баланчину.
Джарджи Баланчивадзе в своей тбилисской квартире на улице Казбеги, февраль 2011 г.  (с)
Трубку взяла жена Джарджи Кетеван. Уже по тому, как она ответила на мое приветствие, стало ясно: что-произошло. Я спросил. И она ответила:
-А вы ничего не знаете? Хотя я так и подумала... 20 числа мы похоронили Джарджи. Все случилось неожиданно. Поначалу думали, что у Джарджи грипп. Но все оказалось гораздо страшнее.
Я не знал, что сказать в ответ. Любая смерть неожиданна, это банально. Но когда умирает человек, с которым ты буквально несколько недель назад встречался и он был жив-здоров, это пугает. Пока все эти мысли неслись в моей голове, вдова - теперь, получается, именно так - продолжила:
-Мне иногда самой не верится, что это случилось. Что Джарджи больше нет..
Обидно и стыдно, что я ничего не знал о смерти Джарджи. Замечательного пианиста, талантливого художника, сына композитора Андрея Баланчивадзе и племянника Жоржа Баланчина.
Увы, но, как оказалось, об этом и не знал никто, кроме членов его семьи и самых близких. Я, как мог (хотя что тут сможешь), выразил свои соболезнования Кетеван и все-таки пригласил на представление книги в Министерство культуры. Конечно же, был уверен, что она не придет. Но не сказать о дне рождения нашей совместной книги просто не мог...
В этот день в большом зале Министерства культуры собралось много гостей: потомки героев книги, журналисты, друзья. Презентация вот-вот должна была начаться, когда в дверях появилась женщина в черном. Это была Кетеван Мачавариани- Баланчивадзе. 
С Кетеван Мачавариани (вдовой Джарджи Баланчивадзе), июнь 2011 г. (с)
-Я не могла не прийти на представление книги, в которой вы пишите о нашей семье. И о Джарджи.
Мне надо было что-то сказать собравшимся. Я говорил, а сам вспоминал наши встречи. Первый раз приехав в Тбилиси несколько лет назад, я тут же захотел встретиться с Баланчивадзе. Сколько книг написано об этой семье и, главным образом, конечно же, о Георгии Баланчивадзе, ставшим за границей Жоржем Баланчиным.
При этом часто факты, изложенные в этих книгах, были прямо противоположны. В итоге разъяснить, что из всего опубликованного правда, а что нет, мог только сын и племянник легендарных братьев.
В Грузии познакомиться с нужным человеком - не проблема. Здесь же все, как в "Саге о Форсайтах". Все либо друзья, либо родственники, либо соседи. Другое дело - расположить к себе собеседника и найти с ним общий язык.
Джарджи поначалу принял меня довольно настороженно. Я был, наверное, сотым журналистом, который переступил порог его дома.
-О чем вы хотите говорить? - спросил он меня, евда мы вошли в комнату, стены которой были увешаны работами Джарджи. - Если обо всем, то разговора у нас не получится. Ко мне тут приходили журналисты и спросили - чем музыка отличается от живописи. Ну я и ответил им, что музыку можно слушать, а живопись - смотреть. А после этого прекратил разговор и указал им на дверь.
Но у нас, к моей громадной радости, контакт получился. В первый раз мы проговорили почти три часа. А потом я уже часто приходил к Джарджи и до онемения руки записывал его интереснейшие воспоминания.
Последний раз мы встречались в феврале 2011 года. Тогда Джарджи достал письма Баланчина к своему отцу и позволил опубликовать их. Кетеван, как всегда, накрыла на стол. И мы снова несколько часов разговаривали об Андрее Мелитоновиче, Жорже, их брате и сестре, о родителях, Грузии, Петербурге, Москве.
Сейчас, пересмотрев все свои записи, я понимаю, что за время наших встреч мы подготовили отдельную книгу. Главным автором которой стал Джарджи Баланчивадзе. 
Он очень много курил. Когда я позволил себе удивиться его страстью к этой пагубной привычке, он рассказал историю из своего детства.
"Мама попросила отца, чтобы он провел со мной и сестрой беседу о вреде курения. Папа подозвал нас к себе и спросил:"Я много курю? Много. А вы видели, чтобы я болел? Нет. Ну и поступайте, как знаете".
Но сегодня почему-то в первую очередь вспомнимаются слова Джарджи о смерти отца. Андрей Мелитонович заболел и умер тоже неожиданно.
 "Я считаю, что человек умирает не потому, что заболел. А потому заболевает, что должен умереть"...
Один из главных "уроков грузинского" для меня - ценить время. И людей, встречу с которыми оно посылает. В августе Джарджи Баланчивадзе исполнилось бы 70 лет...
Музыку композитора Андрея Баланчивадзе из поколения молодого вряд ли кто слышал. И это было одно из самых больших переживаний для его сына. Да и саму историю этой великой семьи знают лишь понаслышке.
Я очень надеюсь, что мне удастся опубликовать воспоминания Джарджи Баланчивадзе и рассказать ту правду, которую знал только он. И которую успел рассказать...

Комментариев нет:

Отправить комментарий